coopik's blog

Archive for the ‘Без рубрики’ Category

То место, что дом / A Place Called Home

2 комментария »

1 июня, 2022 Posted 10:22 пп

На протяжении как минимум двух последних месяцев я думала о том, чтобы написать этот пост. И пусть сегодня мне не особо легче, но, как по мне, более подходящего дня не найти для поста с таким названием. Сегодня тот день, когда снег больше не идет. 0106. Кто знает – тот поймет.

Я не раз говорила, что никогда заранее не пишу черновиков для блога (несмотря на то, что фотографии делаю заранее; и сколько же их не использованных хранится у меня на винте из-за этого…), текст каждого поста рождался всегда в тот момент, когда я открывала админку сайта, запускала в разделе «новая запись» текстовый редактор и начинала в нем набирать текст, который в тот же день и публиковался здесь. На моей памяти вроде всего один раз было так, что я на середине написания поста вышла, сохранив его как черновик, и вернулась спустя долгое время, продолжив писать и сразу же потом опубликовав его. Мне так не нравится. Мой блог для меня есть поток мыслей здесь и сейчас. И, наверное, в этот раз настолько тяжело было сесть и начать писать из-за того, что я понимала, как много всего из моего потока мыслей мне придётся придержать. Сейчас ситуация не особо изменилась. Я всё так же не могу называть вещи своими именами, меня всё так же ненавидит весь мир за то, что я и русская, и украинка, и помогаю обеим сторонам, а значит места мне нет нигде. Но кое-что за эти три месяца всё-таки изменилось. Не сама ситуация. Но мое отношение. В большей степени к миру. В частности — к интернету и потреблению информации. К сожалению, сама ситуация не изменилась, как и ограничения того, что можно говорить и что нельзя, и я без понятия, что в итоге получится в этом посте.

Два месяца назад я думала прийти сюда и рассказать о том, что понимаю, как многим сейчас тяжело и страшно. Первый месяц мне было страшно от незнания, что будет дальше. Я сидела на собранной сумке, готовая бежать в ту же секунду, как только в городе объявят эвакуацию. Бежать неизвестно куда, потому что тупо было некуда. А ситуация здесь была настолько горячей, что мы действительно ждали эвакуации изо дня в день, слушая ужасные звуки за окном, наблюдая разного рода картину в небе и на земле. Пытаясь буквально чуть ли не с первых дней помогать народу обеих сторон, чем возможно (за что, конечно же, по сей день отхватываем). В первый месяц я не открыла ни одной новой книги на почитать, мне хватало чтива в интернете о том, какой я ужасный человек, потому что президент страны, в которой я живу, делает то, что делает, и поэтому мне следует сдохнуть от голода и болезней; о том, как мою родину, мой родной город разрушают, и как там страдают люди точно так же, как страдали мои близкие из другой части той же страны на протяжении многих лет. Мне хватало чтива сообщений от всех моих близких, с кем я старалась поддерживать контакт 24/7. Моя мама не даст соврать: я не спала по много суток кряду, вооружённая телефонами, постоянно проверяя сообщения, созваниваясь с теми, с кем это было возможно. Мне кажется, я не свихнулась окончательно в первый месяц только из-за того, что знала, что кому-то всё ещё нужна, поэтому каждые час-два писала своим близким «как вы?» и, задерживая дыхание, ждала ответа. Я боялась слушать музыку, чтобы не дай боги не пропустить какой-то звук за окном (сирену об эвакуации, очередной взрыв, вертолёт/самолет). О том, чтобы смотреть какие-то сериала и фильмы вообще и речи не шло. Первое время мама жила у меня, потому что я ужасно боялась за неё и не хотела, чтобы она по ночам была одна, и наблюдая за мной и всем моим ежедневным процессом, она нарекла всё это ёмким «партизанишь».


Второй месяц мало чем отличался от первого: мы всё так же сидели на сумках, звуков стало намного больше, они стали ближе, начались потери уже и на этой стороне. Мое здоровье приказало долго жить (если бы буквально), подкосило нехило. Я стала думать о том, что делать дальше в таком состоянии (в том числе финансовом) и начала рассматривать вариант с продажей жилья и переездом в какой-то другой город подальше от границы и подешевле (это отдельная тема, касающаяся здоровья, о которой я упоминала еще в прошлом году). Шёл второй месяц моего «нечитуна», всё так же без музыки, в страхе звуков (я и без того давно страдаю птср, а вся эта ситуация только усугубила симптомы), но к середине апреля начало более-менее теплеть (громко сказано на самом деле, апрель был холодным, из-за чего на гуманитарную помощь нуждающимся в тёплых вещах пришлось отдавать чуть ли не последнее), а для меня это всегда первый знак того, что пора пересматривать Баффи. Чаще всего мой ежегодный пересмотр Баффи (и за ней Ангела) выпадает на конец апреля и тянется в начало мая, примерно так и в этом году произошло. Я пересилила свои страхи и включила первые серии. А там – как по накатанной. Когда я начинаю смотреть Баффи, то глотаю сезоны со скоростью уличного кота, глотающего мясо. Параллельно с пересмотром единственными книгами, к которым тянулись и мои руки и мой разум, были только Рильке, Набоков и Патти Смит. Опять же – самое родное, то самое, что до дыр и наизусть. И если Баффи всегда, без единого исключения, умеет зарядить меня силой и энергией на борьбу с чем угодно, то Рильке, Набоков и Патти Смит поднимают мой дух. Выражаясь словами моей мамы, во мне разум — это борьба, а дух — спокойствие. Первым меня снабжает Баффи, вторым – эти трое.

Мне всегда было очень тяжело говорить о том, что я люблю всем сердцем и душой. В большей степени из-за этого здесь до сих пор нет постов о многих моих самых любимых писателях и книгах (да и о художниках, музыкантах и тд.), но вот сейчас – в один из очень сложных периодов – четко проявляется то самое, что вечное для меня.
Рильке. Его любовь к жизни, к миру, в особенности к природе и духовности, его человечность — это то, что я всегда выбирала держать у себя под боком в самые тяжелые для себя времена. Я называю Рильке «мирским», вкладывая в это свое значение – не тот, что в окружении людей, а тот, что пропитан миром во всех его смыслах. Не представляю, кого бы смогла выбрать читать в период, когда изнываешь по мирному времени, как не его. Он есть апогей умиротворения.
Строчки Рильке это лепестки роз, те, что самые теплые из-за падающего на них солнца.

Патти Смит. С тех самых пор, когда впервые прочитала её прозу, отметила, что есть в ней что-то от Рильке. Та же самая любовь к миру, к мелочам. Но если для Рильке каждая мелочь его мира была огромной любовью, от которой он трепетал, то для Смит каждая мелочь – это целое событие. И в этом мы с ней похожи: фантик от жвачки, для кого-то – всего лишь, для нас с ней может стать причиной сотворить что-то большое, или отправиться в путешествие, или сделать что-то необычное для близкого человека.
Книги Патти Смит это кофе с послевкусием печали.

Набоков. Его тексты по жизни со мной дольше всего, и не сколько даже сами мысли его, а то, как он их излагает, в какие слова обрамляет, имеет для меня огромное значение. Я настолько сроднилась с его текстами, что всякий раз, открывая какую-то из его книг, я ощущаю себя будто дома, в знакомом до каждого шва кресле.
Набоков это бабочки меж старых книжных страниц.

В такой компании я смогла пережить апрель, не зная, что май ударит посильнее в личном плане. Наверное, я могу его описать так: это когда тебя ненавидит весь мир, ты болеешь и тебе страшно от очень многого, пытаешься поддерживать контакт со всеми, особенно теми, кому нужна помощь, взрывы становятся ежедневными, потери более частыми, финансы на нуле, продажа имущества оказывается целой отдельной проблемой, и поверх всего этого падает ещё и личное. У меня только за первую половину мая было два ужасных срыва, рецидив по травме и такая карусель сменяющихся эмоциональных фонов, что один очень знаменитый аттракцион в сторонке держит пиво за себя и за того парня.

Но в мае один за другим мои любимые музыканты стали выпускать новые песни, и я восприняла это как знак от Вселенной, что нужно пытаться пусть и маленькими шажочками, но выбираться из этого дна. Книги, музыка, мое творчество (если это так можно назвать) всегда были для меня теми китами, на которых держится мой мир, то, за что я всегда цепляюсь, чтобы не утонуть окончательно, а в эти месяцы я по сути лишила себя этого спасательного круга. Но. Я бесконечно благодарна своим людям за то, что они маленькой рукой спасения продолжали толкать этот круг в мою сторону. Спасибо моим девочкам (вы знаете, кто вы 🙂 ) за то, что одарили меня книгами в мае, прекрасно зная, насколько счастливой меня делают книжули и как сильно новые книги толкают меня к желанию «читать в с ё» . Спасибо моим любимым музыкантам за все новые песни в мае, которые я не могла не слушать, потому что хотела их поддержать.

Те самые любимейшие исполнители, которые именно в мае начали выпускать новую музыку: Jamie Bower (не секрет, как сильно я люблю этого пацана и его творчество), Asking Alexandria (да еще и вместе с Within Temptation, хоть я и подозревала, что они вместе что-то мутят, потому что у меня есть с ними небольшой личный контакт), Citizen Soldier (которые вообще уже больше, чем полгода, каждый месяц выдают по несколько новых песен, и каждая из них – как и все их песни – в самое сердце). Благодаря им я потихоньку, как лисичка носиком из норки, выбираюсь. И благодаря им пытаюсь снова в своё творчество: пусть и очень редко и помалу, но хоть что-то делать в своих дневниках и писать здесь. Поверьте, для меня нет счастливее занятий, чем эти. К сожалению, моё состояние не позволяет этим заниматься так часто, как хотелось бы.

..ιllιlι.ιl. Citizen Soldier – Bedroom Ceiling

Но больше всего я хочу поблагодарить вас. За то, что держитесь, за то, что на протяжении этих месяцев пытались поддерживать со мной контакт. Я очень хотела бы верить, что в свою очередь за это время хоть раз смогла каким-то образом поддержать и вас. Когда я говорю, что у меня ощущение, словно весь мир меня ненавидит и мне нет в нем места, я не имею в виду вас. Вы – мой мир, тот, в котором я не сомневаюсь, который люблю безоговорочно, и который принимает меня такой, какая я есть. А я всё та же: сижу сейчас здесь в пушистых розовых штанах и черной выстиранной временем рокерской футболке размера парашют с очень ироничной надписью «forget» (ироничная она потому, что ничего из этого точно не забудется, а еще и потому, что покупалась сто лет назад после концерта, который я точно забыть не хотела), с чашкой кофе, с тихо играющей потрясающе красивой «Sad People» и таким же потрясающе красивым закатом теплого розового оттенка за окном, и мыслями, до самых краев заполненными вами.

А еще очень иронично (и грустно на самом-то деле), что еще в марте, когда я перечитывала Year Of The Monkey Патти Смит, отметила для себя, насколько же вовремя наверное это делаю, потому что она там как раз говорила о событиях в политике её страны, о выборах и том, насколько всё это было разочаровывающим и печальным. А по сути-то нихера не меняется. И перечитывала я эту книгу не «вовремя», а потому, что эта тема всегда актуальна – разочарование в правителе страны. Я не могу здесь углубляться в тему политики, но скажу, что моё мнение неизменно (я им делилась в соцсетях еще в конце февраля) – никому из стран, участвующих в данной ситуации (если кто-то считает, что всего две страны в этом участвуют, я очень хочу в ваш выдуманный сказочный мир), нечем гордится, когда речь идет об их правителе. Ни одной из стран.

Я без понятия, что будет дальше. Я устала от много, в том числе от ежедневных прощаний со своим домом. Это, кстати, то, о чём я хотела изначально написать здесь два месяца назад, но мне было стыдно. Стыдно за то, что у меня каждый день сжимается сердце при виде моего дома и при мыслях, что я могу всего этого лишиться, когда многие другие давно потеряли свой дом. Но за это время я ещё больше утвердилась в том, во что верила. Для меня мой дом это не стены, это то, что находится внутри. Это все мои книги, музыка, дневники, ваши письма и подарки, вещи, ценные смыслом и памятью, а не деньгами. То, что невозможно больше будет купить или восстановить. Да даже большинство моих книг и музыки я не смогу больше никогда купить снова, если потеряю. Молчу уж про дневники и вещи, подаренные людьми, которых больше нет.

..ιllιlι.ιl. Kid Cudi – Sad People

В самом первом своём посте здесь я писала «добро пожаловать в мой маленький мир», и действительно этот блог это отражение моего мира, моего дома в том самом моём понятии. Через два месяца блогу исполнится десять лет. Мы с вами вместе здесь уже десять лет! И скорее всего на тот момент я не буду находиться уже в этих стенах. В этих фиолетово-розовых стенах, которые хранили и пока ещё хранят мой дом. В этих стенах, которые так или иначе почти в каждом посте светились на фото. Я не просто так выбирала цвет фона для блога, он, как и мои обои стен, – не то розовый, не то фиолетовый, хранит внутри себя целый маленький мир. Мой дом. И я очень постараюсь сделать для нашего поста в честь десятилетия фотографии здесь, в этих стенах, если успею, если выдастся такая возможность. Это даже символично по-своему – завершить десятилетие этими стенами и начать новый виток другими. Хоть я и буду скучать по именно этим, но, как уже сказала, это всего лишь стены. Дом находится внутри, и если от меня будет зависеть, то я заберу свой дом туда, куда бы ни поехала.

Я не знаю, что будет дальше, но одно могу сказать точно: моя любовь к вам безусловна. Кем бы вы ни являлись по национальности, гражданству, религии, полу, ориентации и всем прочим ярлыкам социума. Для меня каждый из вас это свой отдельный мир, и, как сказал один человек из совершенно другой страны, ставший пусть и не так давно и совсем быстро близким для меня, обстановка в мире никак не сможет повлиять на то, что мы с тобой разделили в уединении только нас двоих.
Помните и старайтесь не забывать, что у вас есть я. В каком бы состоянии и обстановке я ни находилась, всегда – всегда – я возвращаюсь к вам, как только могу. Не знаю, сколько там мне осталось, но пока я есть, то я есть у вас. У вас есть этот блог, в котором в последнее время увеличилась активность, что не должно меня удивлять, потому что в начале лета каждый год она всегда растёт, но я всё равно никогда не перестану удивляться тому, что людям нужно это место, нужна я. И скорее всего для многих причиной заходить сюда является то, что им тяжело в моменте и нужно как-то это пережить. Заходите. Здесь всегда открыта дверь для вас. Здесь всегда можно найти то место, что дом.
У вас есть Лост (Убежище не_одиночества: lostFM.22@gmail.com), куда вы можете прийти и выговориться. Я читаю там каждое письмо при первой же возможности. Даже если я долго кому-то не отвечаю (есть много людей, которые не хотят ответа, им просто нужно выговориться, и я уважаю это желание и молча читаю, держа мысленно их за руку), не думайте, что вас там никто не услышал. Вы услышаны мной.

Для тех, кому удобнее находиться в ВК, я создала приватную группу по Лосту, где вы точно так же можете писать мне в сообщения всё то, что нужно выпустить из себя. Оставляю ссылку на группу здесь – Маленькое убежище для больших сердец – но предупреждаю сразу, что это местечко только для нас с вами, для тех, кому оно нужно и кто знает меня, я не буду принимать туда всех подряд, потому что и сама там порой делюсь чем-то очень личным. Сразу заодно отвечу на вопросы про мои Инстаграм и Твиттер: в первый я захожу очень редко из-за впн, скорее всего в ближайшее время это не изменится, а что касается второго, то там я вообще не бываю, не только из-за того, что без впн он не работает, а с ним очень и очень хреново, но и из-за того, о чем писала в начале поста – моё отношение к интернету да и к миру в какой-то степени изменилось, я думала, что пандемия на многое открыла мне глаза, но как же я ошибалась, ибо именно нынешняя ситуация показала мне истинное лицо многих людей, их потребление информации и то, как ими могут манипулировать через неё; мне очень тяжело находиться на многих платформах в данный период времени, особенно в Твиттере, и пока ситуация не изменится, и мир не посмотрит на всё через призму правды, а не через призму манипуляций и «мейнстрима», я не смогу там находиться.

Но повторюсь, что для нас с вами это не должно иметь значения. То, что мы с вами делим уже десять лет (пусть с кем-то не так долго, это не важно), невозможно отнять даже таким образом. У нас с вами пока всё еще есть блог (я очень сильно стараюсь никаким лишним словом сегодня не поставить под угрозу его существование, поэтому на определенные темы более свободно могу говорить как раз в вк (как было раньше в Твиттере), всё ещё есть Лост (теперь и в виде группы вк), и это те пути, через которые вы точно можете меня найти в случае чего. И пока есть я, вы не одни. Пусть это и не так уж много. Но это хотя бы что-то. Хотя бы у одного человека вы всегда находитесь в мыслях, он всегда болеет за вас и искреннее любит за одну очень важную вещь. За то, что вы есть.
Пожалуйста, будьте. Я не устану и не перестану это повторять: самое сложное в этом мире – жить в нем. Будьте смелыми. Живите.

Спасибо вам за вас. Не забывайте, что я вас очень сильно люблю. До самой Луны и обратно. И что я всегда с вами. Через любую тьму. Через все вселенные и звёзды.
Laters, babies!!!***

Убежище / Sanctuary

14 комментариев »

2 декабря, 2021 Posted 10:22 пп

Знаете, ребятки, это место для меня всегда являлось и продолжает оставаться таким, как для вас Лост. Безопасным. Куда приходишь, зная, что тебя выслушают, не осудят, попытаются понять, и как минимум просто возьмут за руку, чтобы посидеть вместе в темноте. Я не так часто прихожу сюда со своей темнотой, насколько часто хожу в Лост разделять вашу, но сегодня тот самый вечер, когда мне самой нужен Лост.

Без лишних слов – мне очень хреново. И физически, и психологически. Я пытаюсь с этим справляться, что-то делать по мере своих очень маленьких возможностей на данный момент, но это не отменяет того, что «хреново» влияет сейчас на все аспекты моей жизни. Она в принципе редко бывала у меня легкой, я привыкла к этому, что нужно всегда держать своего внутренного спартанца бодрячком. Но последние три года своими событиями очень сильно подкосили и меня, и моего спартанца. Бывали моменты за этот период, когда я вроде поднималась на тот уровень полёта, с высоты которого казалось, что налаживается. Но в августе этого года упала с той высоты и сейчас гадаю, разбилась ли уже окончательно или всё ещё нахожусь в воздухе.

Хоть в августе я и начала расходиться по швам, но за сентябрь и октябрь через боль и усталость подготавливала и посты в блог (с некоторыми из вас делилась спойлерами фоток), и много видео сняла для Инстаграма (большая часть которых в итоге удалились из черновиков). Что касается подготовленных постов сюда, то готовы были только фотографии к идеям, но как я не раз говорила, самое важное в создании поста – это написать его. Мой блог никогда не был о фотографии. Я не фотограф, мои фото ничего не стоят, они лишь инструмент, с помощью которого я показываю вам то, что не всегда словами возможно описать. Ну и изначально, когда я ещё только вела группу в ВК, мне просто самой не хватало этих самых фотографий книжек и дневников в сети. Тогда подобного контента было очень-очень мало и он был скуден, потому я стала делать сама такие фото сначала для группы, потом уже для блога, именно такие, как мне хотелось видеть в сети для вдохновения и своего эстетического удовольствия, и чтобы ими сподвигнуть других на то же самое – фотографировать свои книжки и дневники. И хоть целью группы было именно это, блог же изначально для меня был намного большим. Фотографии не были главным фокусом. Текст был. Вы знаете, что я никогда не пишу посты заранее, весь тест пишется здесь в течение пары часов и потом сразу же публикуется. Я всегда старалась писать здесь не претенциозно, без патетики и прочей красивой мишуры, которой могла бы укутать свои слова. Но я выбрала делиться с вами голыми мыслями в надежде, что именно моя искренность будет возвращать вас сюда снова и снова. И не ошиблась. К сожалению, сейчас единственные голые мысли, которые во мне есть, темны даже для этого места, из-за них не получается сосредоточиться на более светлых, которые я хотела вложить в запланированные посты. Из-за них я не могу даже ничего читать, кроме как заученные наизусть строки любимых поэтов. И вот в такой темноте я нахожусь большую часть времени за последние месяцы. Сидя со своими мёртвыми поэтами, поглощая их строки и выпуская наружу свои. Большинством из этих своих строк я никогда не поделюсь. Но то стихотворение, с которым я пришла к вам сегодня, возможно будет для кого-то из вас тоже близко. К тому же, оно перекликается с книгой, которую я пишу с середины этого лета по наставлению врача, и если вы не поймёте смысл этого стихотворения, то не страшно, возможно какие-то моменты в нем будут более ясны после прочтения книги, выход которой, к сожалению, пока неизвестен, ибо я не уверена, что смогу когда-то довести её до ума. Но если доведу хотя бы первые главы до того состояния, когда будет минимально не стыдно их показать, то первым делом опубликую их здесь. Кстати, в этом стихотворении заключено название (по крайней мере, рабочее) моей книги. Когда буду готова, я расскажу вам и про него и чуть подробнее о ней в целом.
Те, кто читает мои стихи в хронологическом порядке на тех платформах, где я их публикую (хочу перенести их все сюда, как считаете?), заметит скорее всего, что можно проследить и в этом стихотворении определенные нити, связывающие мои тексты (мысли). Тем, кто был со мной очень близок в 2015-2016 годах, не будет в новинку такой стиль моего повествования (я называю его «рэп» 🙂 и чаще всего именно для себя пишу в таком стиле), потому что в те годы я делилась несколькими из подобных произведений. Они и тогда были не из легких для восприятия по наполнению, а с годами стали только мрачнее, к тому же многим сложно читать стихи в таком очень быстром ритме, потому этих причин мне всегда было достаточно, чтобы по минимуму делиться вот таким «своим». Но сегодня делюсь.

Глаза в погоне за буквами по непорочным страницам в очередной попытке усмирить свою мысль, о том, что суждено мне разбиться. Но каждый символ и знак вещают только об этом,
а прямого ответа
[от вселенной]
не так легко и добиться. Чтоб без намеков и прямо, чтоб как диагноз клинический —
я всё ещё с крыльями или это сон летаргический?
Гнездо или клетка?
[Расстройство психическое?]
Давно без ответа, но с болью физической. Таблетки, лечение – в попытках забыться, но даже во сне подсознанье
в догадках долбится,
шурша потихоньку своей черепицей. Вселенной запрос отправляя таблицей
на ежедневной основе, но, к сожалению, ответ придёт уже послесловием.
А в сердце птица томится, среди артерий и клапанов, не веря в законы и правила, людьми нацарапанные,
не признавая лидеров, врагов и богов,
существуя за пределами
[мирских]
берегов. За границами звука, плоскости, наполнения, не зная, что такое волнение и покой,
вне понятий ночь, утро, день. Но и тишина многословна порой, и у пустоты есть тень:
меня вскрой — внутри пение
[той самой]
что за пределами всех берегов. В моей боли мы с ней смогли соединиться, в моем сердце птица нашла свой кров.
Но если мы вне границ,
[если у нас есть крылья]
то почему суждено нам разбиться в самом худшем из всех возможных миров?

..ιllιlι.ιl. Band of Horses — The Funeral

В начале осени я говорила вам, что пока единственное, что могу предложить – это протянутая рука в темноте. Потому что сама в ней нахожусь и не знаю, как выбраться.
Давайте зажжем свечу. Не в честь тех, кого мы потеряли, не в память о том, чего больше нет. А чтобы посмотреть на её свет в нашей темноте. Чтобы не забывать, как он выглядит. Чтобы наши глаза не привыкали к тьме.

Этот пост не является призывом о помощи, это не крик души. Это всего лишь мое письмо в Лост. И я вам безгранично благодарна за то, что он у меня здесь есть. За то, что вы здесь есть. Спасибо за руку в темноте. Не забывайте, что для меня вы – свет.

Я вас очень сильно люблю и всегда с вами рядом.
До Луны и обратно. Через все вселенные и звезды. Через любую темноту.
Laters, babies!!!***

Убежище не_одиночества: lostFM.22@gmail.com [всегда с вами]
•• •• 21221 •• ••